naivny_chukcha (naivny_chukcha) wrote,
naivny_chukcha
naivny_chukcha

Categories:

Шокирующий криминал в СССР-1: черные риелторы красного времени. (часть 2)

Продолжение. Начало здесь

Ровно в том же году на Бересневской набережной Москвы-реки был построен еще один дом, который впоследствии так и назовут «Дом на набережной». Это был уникальный комплекс на 505 квартир со всем необходимым: в каждой квартире присутствовало центральное отопление, газ, электричество, горячая и холодная вода — колоссальная редкость по тем временам. При взгляде на внутреннее убранство дома и бьющие во дворах роскошные фонтаны, действительно, могла возникнуть мысль, что коммунистический рай наступил. Но лишь для тех, кто немножечко равнее! В доме были и 3,5-метровые потолки, отделанные по проектам реставраторов из Эрмитажа, и дубовый паркет, и эксклюзивная мебель. В каждой квартире находилось от 3 до 7 комнат. Помимо этого, в здании располагались магазин, парикмахерская, амбулатория, столовая, прачечная, банк, детский сад и много разнообразных помещений для досуга. Здесь также находился Государственный Новый театр, впоследствии преобразованный в Театр эстрады, и кинотеатр «Ударник» — оба работают и по сей день. Также этот дом стал первым (и на тот момент единственным) домом с охраной и консьержами.Итак, друзья мои, перед вами два дома. Попробуйте угадать, в обществе всеобщего равенства, в каком из них разместилась вся партийная и чекистская элита, а в каком все остальные. Ну что? Догадались? То-то и оно — вот оно, хваленое советское равенство. Отчего-то в бытовых условиях грядущего коммунизма «Слезы социализма» не проживало НИ ОДНОГО партийного деятеля. Кстати, попробуйте угадать, где жили дети Сталина — в коммуналке с общим туалетом и кухней, которые навязывали обществу как идеал комфорта в стране победившего социализма, или же в «Доме на набережной»? Хе-хе, сюда бы вставить сейчас усатый троллфейс — ведь своих детей Иосиф отчего-то не пожелал разместить поближе к народу, выделив им квартиры в этом самом доме.А теперь, внимание, вопрос номер два: как вы думаете, в каком из этих двух домов было больше репрессированных? По «Слезе социализма» я смог найти информацию лишь о десятке человек за всю его историю. Это переводчик Вольф Эрлих, которого расстреляли в 37 за статью об армянских репатриантах; это некий историк Павел Евстафьев, расстрелянный непонятно за что в 41 году; некий Костарев Николай, причем был расстрелян уже после переезда в Москву, некая Ида Маппельбаум, арестованная в 1951 году за хранение портрета Гумилева, и еще какой-то экономист Петр. В целом, невзирая на то, что дом буквально кишел диссидентщиной (т.к. в нем преимущественно жили представители творческой интеллигенции), период массовых репрессий оказался к нему весьма благосклонным. А что же происходило в то же время в сверхэлитарном «Доме на набережной», под завязку набитом сталинскими опричниками — чекистами, НКВДшниками и прочей партийной элитой? А этот дом, к удивлению, стал самым зловещим местом Москвы и самым расстрельным жилым комплексом в истории: за несколько лет на 500 квартир произошло 800 арестов, из которых 300 закончились расстрелом.Как это так могло получиться, что среди партийной верхушки врагов народа оказалось в сотни раз больше, чем среди рассадника интеллигенции в «Слезе социализма»? Ответ у меня есть. У вас, впрочем, думаю, тоже: дело не во врагах народа, а в стоимости квартир. Квартиры в первом доме никому нахуй не были нужны даже бесплатно, а вот во втором... Единственное, чем можно объяснить не знавший аналогов кровавый террор в рамках одного сраного дома — это война за квартиры. Поскольку в доме жили исключительно «сильные мира сего», то те, кому не посчастливилось стать обладателем суперквартиры в сверхэлитном доме, принялись массово хуярить доносы и фабриковать дела в отношении более везучих однопартийцев, потом заселялись в их квартиры, и теперь уже на них фабриковали дела. Таким образом, некоторые квартиры в этом доме за несколько лет сменили до пяти (!) хозяев. Конечно же, савецкий долбоеб может на полном серьезе верить в то, что большинство элит советской власти, оказавшись жильцами лучшего в СССР жилья, действительно, были шпионами и врагами народа. Но мы же с вами не долбоебы, как я надеюсь, и способны проанализировать ситуацию: если до получения жилья был отважным строителем социализма, а после — молниеносно стал врагом народа, и так почти с каждым, стало быть, дело не в нем, а в квартире, в которую он заехал, а также в его вчерашних товарищах и коллегах, возжелавших эту квартиру у него отжать. Причем груз давления на жильцов был такой силы, что многие, не выдержав тяжкой ноши, кончали там жизнь самоубийством. Причем среди них были совсем уж большие шишки, такие как родной брат Кагановича, глава советской пропаганды Яков Долецкий (помните, знаменитое «ТАСС уполномочен заявить...»? Вот это он) и крупнейший партийный деятель Константин Пшеницын. Точно так же, спустя десяилетия, не выдержав прессинга братвы, между прочим, с собой будут кончать многие бизнесмены.Абсурдность сфабрикованных дел (как и легкость их фабрикации) порой воистину поражала воображение. Например, еврея Михаила Кагановича, брата лучшего сталинского кореша, обвинили в том, что он немецкий агент, которого Гитлер пророчит в руководство СССР. Просто шиза — другого определения творящемуся в элитном доме безумию подобрать трудно. Осознав, что на его квартиру появился куда более могущественный охотник, чем он сам, Каганович понял, что песенка его спета, и выстрелил себе в голову. Скажите мне, а чем вот это вот все принципиально отличается от черного риелторства в 90-е, а? Нет, если ты савецкий долбоеб, который не видит взаимосвязи между получением элитного жилья и внезапной переориентацией во враги народа и шпионы, можешь не отвечать, вопрос адресован вменяемым людям, а не слепым сектантам.А сейчас давайте проведем небольшой эксперимент и рассмотрим пятерку самых пострадавших от репрессий домов. Как вы думаете, сколько среди них будет общаг и коммуналок? Сейчас узнаем. Первое место мы уже разобрали, очередь за вторым!На втором месте по количеству жертв сталинских репрессий располагается… хммм... инересно кто? Может быть, квартал с печально известным названием «Сороковые корпуса», которому я как-то целую статью посвящал — квартал с самым ужасным и неблагоустроенным жильем СССР? Но нет, вы удивитесь, но отчего-то о расстрелах в сороковых корпусах я не нашел никакой информации. На самом деле, на втором месте располагается... дом политических каторжан в Ленинграде, где из 144 квартир репрессировали 132 семьи общей численностью 637 человек. Интересно, где же он находился, этот дом? Наверно, в каком-нибудь Обухово на рабочих окраинах? Что ж, щас нагуглим его фото, и да откроется нам истина...Упс... что же это такое? Он тоже на набережной, как и его московский аналог, а с одной стороны аж Троицкая площадь виднеется. Это неподалеку от станции метро Горьковская. Вид из окон дома открывается воистину шикарный: на Неву, на Петропавловскую крепость, на Троицкий мост, Дворцовую набережную, Александровский парк. В этих краях сверхэлитное жилье. Какое уникальное совпадение! Второй дом, и тоже в сверхэлитном районе со сверхшикарным видом. Как же удивительно получается: в домах с видом на свалку, с общими кухнями и туалетами отчего-то врагов народа особо не наблюдалось, и лишь речь заходила об элитном жилье... Давайте же почитаем описание быта в этом доме на сайте, посвященном памятникам эпохи конструктивизма: «В доме было 144 квартиры, от двух до пяти комнат в каждой. В каждой квартире была ванна и горячая вода — невиданная роскошь по тем временам». Вон оно как... до пяти комнат... ванна и горячая врага. Ну, оно и понятно — где врагов народа выискивать, как не в пятикомнатных хоромах с ваннами, в которых они смывают с себя свой подлый антинародный душок?Третье место принадлежит «Дому с рыцарями» на Арбате. Не будем тянуть, а сразу перейдем к описанию: «Решенный в неоготическом стиле, дом выглядел небоскребом по меркам начала ХХ века и предназначался для самых состоятельных жильцов. Внутри все соответствовало этому статусу: витражи, мраморные лестницы с дубовыми и художественного литья перилами, огромные зеркала, большие квартиры по 5-6 комнат, с непременными помещениями для прислуги на кухне».Хех, как... и там что ль жили враги народа? Ясно-понятно.Что интересно, в этом доме был арестован и расстрелян военный деятель Иван Белов, который был из числа тех, кто состряпал дело, по которому расстреляли маршала Тухачевского, с целью завладения его квартирой противоборствующими кланами в том самом «Доме на набережной». Белов, как вы видите, в ходе передела сфер влияния сумел себе отжать квартиру в другом суперэлитном доме Москвы, но уже спустя несколько месяцев проживания в ней нашелся человек, который и на него сфабриковал дело, так что Белов пал очередной жертвой квартирных разборок. Пережил свою жертву Белов всего на 11 месяцев. А еще в этом доме сперва выбил себе хату сам Зиновьев — тот самый, да, — а потом хату отжали и у него, а он пошел на расстрел. ЗИНОВЬЕВ, СУКА! Этот-то хер куда? Он же большевик старой ленинской закалки! С хуя ли он поселился в сверхэлитном доме, а не с любимым народом в «Сороковых корпусах» каких, а? Ну просто пиздец. В общем, резня из-за квартир в этом доме творилась такая, что события, происходившие в то время с жителями этого дома, частично легли в основу романа Анатолия Рыбакова «Дети Арбата».На следующем месте у нас Дом Наркомфина на Новинском бульваре. Точно так же после строительства в 30-м году элитный дом заселили, вы удивитесь, не рабочие, а исключительно чиновники высшего ранга, и точно так же все они несколько раз «обнулились», оказавшись иностранными шпионами.Но это еще полдела: если ты сажаешь отца семейства, то все еще не можешь претендовать на его квартиру, т.к. в ней проживают его жена и дети. Впрочем, и на этот случай хитрый НКВДшник придумал гениальный и при том откровенно чудовищный план... Так, в УК появилась статья «Член семьи изменника Родины», а с ней и Акмолинский лагерь жен изменников Родины.Итак, отработанная преступная схема действовала следующим образом: В СССР была невозможна преступность в том виде, в котором она появилась в 90-е, а если и была возможна, то сколь-либо серьезного профита не сулила. Реальное обогащение там было возможно лишь при условии продвижения по карьерной партийной лестнице для доступа к рычагам, при помощи которых можно было карать и властвовать, но главное — захватывать блага! По пути восхождения подобного индивидуума к успеху он обрастал связями и знакомствами в кругах сильных мира сего, а все они вместе с этих пор являли собой некую преступную общность, которая, как и подобает бандитам, вела войны с другими такими же общностями во время, как это модно говорить сегодня, «передела сфер влияния». Члены группировки, повязанные общим сговором (сегодня это бы называлось ОПГ) помогали друг другу мочить конкурентов в борьбе за теплые места посредством фабрикации дел и т.д. Победившие в этих войнах переходили к дележке доставшегося пирога — выбирали себе квартиры в элитных домах элитных районов, на их владельцев фабриковали дела и расстреливали, а для того, чтобы избавляться от остальных членов семей, пролоббировали статью «Члены семьи врага народа», по которой жертв лишали имущества: жен отправляли в лагеря, а детей, соответственно, в детские дома.Освободив себе жилплощадь, они в нее заселялись своими семьями, но, как это и водится в преступном мире, часто ненадолго, ибо спрос на элитную недвижимость был колоссальный, и уже совсем скоро находились те, кто с ними проворачивал ту же схему. Конечно же, лично им квартиры не принадлежали, они все еще находились в госсобсвенности, но прожить всю жизнь в такой хате — это тоже здорово, и более того — абсолютному большинству из них было глубоко похуй как на коммунистические идеалы, так и на товарища Сталина, ни в какой коммунизм они не верили, а рассчитывали на то, что со временем социализм сдохнет, и они эти хаты тупо приватизируют, вот и все. Так и произошло, только приватизацией занимались уже не они, а их дети. Сам Сталин к этому, конечно, не имел отношения — он был обычный психопат-параноик, просто эту его слабость в своих целях использовало его окружение, убивая таким образом сразу двух зайцев одним выстрелом: и товарищ Сталин похвалил за прыть в ловле предателей, и хатку себе еще отжал.Таким образом, в Акмолинском лагере жен изменников Родины (АЛЖИР) преимущественно находились жены советских элит — в общем, тех, кого надо было вытолкать с элитной недвижимости. Можно откровенно охуеть, глянув список обитателей этого лагеря — в Голливуде не встретить столько звезд, сколько можно найти в списках его жертв. Узницами АЛЖИРа были жена писателя Бориса Пильняка, жена одного военного, эстрадная артистка тех лет, всем вам извесная по таким песням как «Валенки-валенки, не подшиты стареньки» и прочим, актриса Кира Андроникашвили; мать Булата Окуджавы Ашхен Налбандян; мать писателя Нодара Думбадзе Анна Бахтадзе-Думбадзе; мать писателя Юрия Трифонова Евгения Лурье-Трифонова; писательница, мать писателя Василия Аксенова Евгения Гинзбург; две сестры маршала Тухачевского; сестра маршала Гамарника; жена поэта Эдуарда Багрицкого Лидия Багрицкая; жена военно-морского атташе СССР в Англии и Италии Ольга Чукунская; писательница Галина Серебрякова; актриса Татьяна Окуневская; жена члена Политбюро Николая Бухарина Анна Бухарина-Ларина; режиссер Наталия Сац…Одной из жертв подобных репрессий стала семья известной балерины Майи Плисецкой, когда она была ребенком. Ее отца расстреляли, мать прямо с грудным ребенком сослали в Акмалинский лагерь, саму Майю удочерила тетя. Но, как мы уже определились, ежели в СССР кого-то нарекали шпионом, то первым делом смори на площади его квартиры, и все сразу станет ясно.«Когда Майе было семь лет, а ее младшему брату Александру — несколько месяцев, семья переехала на остров Шпицберген, где Михаил Плисецкий был консулом СССР и управляющим рудниками «Арктикуголь». Рахиль работала на острове телефонисткой, помогала мужу и устраивала для участников экспедиции на остров самодеятельные спектакли, в которых играла школьница Майя Плисецкая. В Москву семья вернулась триумфально: Михаила Плисецкого наградили орденами, автомобилем и квартирой в столице».Меньше чем через год после получения хорошей квартиры и автомобиля на отца Плисецкой завели дело. Совпадение? Не думаю.И даже если мы будем смотреть воспоминания обычных, не звездных жен, отправленных в этот лагерь, то также обнаружим, что все они из зажиточных по тем меркам семей — жен сталеваров из коммунальных хрущеб вы там, на удивление, не найдете. Беру первые попавшиеся мемуары из сети:«Маму Бахыт звали Шафига. Она родилась в Баянауле — селе Павлодарской области Казахской ССР. Там окончила школу и после уехала на учёбу по комсомольской линии в Семипалатинск. В Семипалатинске встретила Ахмета. Молодые люди начали встречаться, потом создали семью, у пары родилась дочь Баян. Бахыт думает, Шафига назвала её так, чтобы почтить память родного села.Закончив курсы, Шафига растила дочь, Ахмет работал. В двадцать пять мужчина занимал высокую должность второго секретаря горкома партии Семипалатинска. Семья жила богато по меркам Советского Союза: «Мама говорила, что она жила очень хорошо — дома была домработница, а в её гардеробе висели сразу три шубы — дефицитные в то время вещи. Часто ездила отдыхать в санатории, как жена партийного работника».И в первых же мемуарах мы опять обнаруживаем очень зажиточную семью, у которой можно отжать хату.Крайне редко таких сотрудников изобличали в реальных преступлениях и арестовывали, но это являлось исключением из правил, а не системностью, и касалось мелких сошек, которые не по размеру пасть разинули. Однако в следственных делах 30-х годов имеются материалы, раскрывающие механизм квартирного «самоснабжения». Конечно же, на примере этой самой мелочи, и все равно интересны. Например, дело некоего Каретникова — работника НКВД Кунцевского района Москвы. В конце марта 1938 года Каретников вёл следствие в отношении большой группы работников кунцевского завода № 46. При аресте В.П. Куборского, бывшего начальника отдела снабжения завода, он обратил внимание на трехкомнатную квартиру в центре Москвы в Большом Власьевском переулке, где арестованный вместе с женой занимали две комнаты. Сам Каретников только в январе 1938 году получил комнату в Москве, но явно не собирался останавливаться на достигнутом. Вскоре выяснилось, что на желанной жилплощади был прописан ещё и квартирант. Из допроса Каретникова от 9 февраля 1939 года:«Каретников мерами физического воздействия добился показаний от Куборского о том, что, якобы, Литвак Яков Григорьевич, остававшийся проживать на квартире Куборского, является участником к/р шпионско-диверсионной организации. Не имея права на подпись ордеров на арест, как оперуполномоченный, Каретников 22 марта 1938 года подписал ордер на арест Я.Г.Литвака. Арестовав Литвака, по национальности еврея, Каретников дал установку сотруднику райотдела НКВД Петушкову показать Литвака в следственном деле, как поляка. Петушков выполнил указание Каретникова путем преступной подделки документов — внес в анкете арестованного вместо «еврей» — «поляк», а также и в протоколе допроса оставил свободное место и после подписи страницы гр-ном Литваком внёс слово «поляк».Учитывая то обстоятельство, что после ареста Куборского и Литвака на квартире оставалась проживать жена Куборского — Куборская Мария Алексеевна, Каретников вошёл в сделку с обвиняемым Куборским, попросив обменять свою комнату с его женой. Получив согласие Куборского на обмен своей квартиры на квартиру Куборских, Каретников незаконно разрешил свидание Куборской М.А. со своим мужем обвиняемым Куборским. Далее, решив не менять свою комнату на квартиру Куборских, Каретников через Петушкова добился показаний от Литвака и других обвиняемых, что Куборская Мария тоже шпионка, и 29 марта 1938 года арестовали также и её.Желая замести следы преступления и представить Куборскую в самом отрицательном виде, ведший следствие Петушков, по установке Каретникова, подделал документ — в анкете арестованного уже после подписи арестованной внёс надпись «отец крупный помещик», в то время как Куборская показала, что её отец мещанин. После ареста Куборской Каретников, получив записку от бывшего зам. начальника Управления НКВД МО Якубовича на получение ордера, вселился в квартиру Куборских, свою же комнату променял с гражданином Зайцевым, проживавшим через коридор от Куборских, и теперь занимает отдельную квартиру из 3-х комнат. Используя служебное положение, Каретников за счёт завода № 95 отремонтировал всю квартиру».Поскольку что сегодня, что тогда в стране было лишь два города для жизни — Питер и Москва, в то время как остальные являли собой колонии для обслуживания элит, обосновавшихся в этих городах, то и жилье в них всегда являлось чрезвычайно ценным активом. За хату в центре Москвы или Питера и сегодня даже близкие родственники, и глазом не моргнув, поубивали б друг-друга. А представьте себе, сколь вожделенно такое жилье было в те годы — во время страшного дефицита жилья в городе. В 20-е и 30-е годы произошел резкий прирост городских жителей, обусловленный индустриализацией, при том что строительство жилья практически не велось. В итоге в новых промышленных центрах вроде Магнитогорска на человека в среднем приходилось по 4-5 кв. м, в крупных городах (вроде Горького) — 6-7 кв. м, в Москве и Ленинграде — по 7-8 кв. м. Абсолютное большинство горожан ютилось в коммуналках, бараках, подвалах и подсобках. Жуткие условия советского быта нашли свое отражение и в творчестве, например, в 30-е годы в народе была популярна такая частушка:Ох, и весело живем —Как в гробах покойники:Мы с женой в комоде спим,Теща в рукомойнике.Чтобы иметь более полное представление о типичном в те годы жилье, вот вам фотография комнаты общежития рабочего в Москве в 1928 году:Большевики с самого начала жилищного передела очень хорошо сознавали, что жилищный вопрос — это очень эффективный способ манипулирования людьми и контроля над ними. Жилище в руках власти стало организационно-управленческим средством воздействия на население. Власть твердо удерживала в своих руках законодательные основы владения и распоряжения жилищем и своевольно изменяла их так, как ей это нужно и когда ей это нужно. Советское государство во все времена своего существования было единственным владельцем жилища — оно возводило и распределяло жилище, оно решало, сколько и какого качества квадратных метров положено человеку и кто и при каких условиях может их получить.Отдельные квартиры были роскошью, а квартиры с удобствами — и подавно. Даже сегодня «Дом на набережной» впечатляет. А представьте себе, как фантастично он выглядел в 30-е — по пять комнат на семью, фонтаны во дворе, горячая вода из-под крана. В тридцатых годах были сданы первые такие дома — все они описаны выше. Так появился жирный пирог для деления, а с ним и желающие вкусить этого пирога.Невзирая на декларируемое равенство, все квартиры в этих домах были распределены между «уважаемыми» людьми — высокопоставленными сталинскими чекистами, военными, судьями, чиновниками, и просто корешами Сталина. Уже на тот момент в правительстве сформировались всесильные кланы, поделившие блага между собой. Только вот кланов было много, а жилья мало. Так появился корыстный стимул для вражды между кланами, а также стимул для новых людей, еще не влившихся в систему, пробиваться к верхушке — к рычагам управления, которые могут их обеспечить заветным благом.Таким образом, к середине 30-х годов в ВКП(б) сложились две руководящие группировки, которые можно поделить на старперов (ленинская группировка 20-х годов) и смотрящую им в затылок молодежь (сталинская группировка). Первая занимала свои посты по праву членов ленинской партии с дореволюционным стажем, вторая состояла из выдвиженцев 20-х годов, отобранных по признаку лояльности к Сталину. К середине 30-х годов доля сталинцев в партийном аппарате значительно выросла, но и ленинцев оставалось немало, что приводило к острому соперничеству между поколениями. А параллельно все они еще были поделены на конкурирующие кланы, ведущие войны по хорошо нам известному принципу 90-х, которые также были поделены как по территориальному признаку (ленинградские против московских — первые потерпели разгромное поражение; украинские, северокавказские и т.д. и т.п.), так и просто по клановому — «люди Ягоды», «люди Ежова» и т.д. и т.п., которые, используя параноидальность Сталина, нещадно уничтожали друг друга. При подобных раскладах неудивительно, что в процентном соотношении во время репрессий больше всего пострадало как раз само НКВД и высшие властные чины: из 322 начальников республиканских НКВД, УНКВД краев и областей и подразделений центрального аппарата, занимавших эти посты в разные моменты периода с июля 1934 г. по сентябрь 1938 г., было уничтожено 75% состава. Из 37 человек, носивших звание комиссара госбезопасности в 1935 году (назовем их супербоссами) в результате передела сфер влияния в живых осталось лишь двое — смертность составила ошеломительные 94,5%. А вы говорите про 90-е — вот где настоящие разборки были!Так в СССР и появилась впервые высокоорганизованная преступность. Не было при Сталине коррупции, ага... А это тогда что? Современной коррупции до сталинской по уровню кровожадности срать и срать тремя разъяренными жопами сказочного пресмыкающегося из народных былин.Сталин, понятное дело, был не при делах — его эта мелочь мало интересовала, ибо богат он был Советским Союзом. Он решал свои задачи, его окружение — свои. Но... я представил себе, как Сталину на стол кладут расстрельный список из 132 семей. И все они из одного элитного дома. И вот листает он этот список, и неужели в лабиринтах его мозговых извилин ни на секунду не закралась даже призрачная тень сомнения? Дескать, странновато, когда из 144 проживающих в одном доме семей 132 — шпионские. Нет, я даже допускаю, что, может быть, кто-то там и правда был шпионом. Ну, один... ну, два... но 132 на один дом? Падазрительна... И неужели он не мог сопоставить эту странность с тем, что как раз именно НКВД заведовало распределением жилья? Если он, действительно, не видел в этом никаких странностей, то для его поклонников у меня есть плохие новости... Ваш вождь... как бы это сказать... долбоеб в общем. В принципе, его поклонники недалеко от него ушли, ибо от осинки не родятся апельсинки.

Subscribe

promo naivny_chukcha december 25, 15:27 27
Buy for 50 tokens
Многие, наблюдая творящийся вокруг ковидоп​****ц, держатся из последних сил, уповая лишь на то, что скоро это закончится. Стадо вакцинируют, Биг Фарма получит свои миллиарды сверхприбыли и пастухи, наконец, дадут нам пожить спокойно. Так когда же закончится коронабесие? Я вас, наверное, огорчу,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments