naivny_chukcha

Звериный оскал социализма

По многочисленным просьбам трудящихся продолжаю выкладывать интереснейшее исследование криминала в СССР, сделанное талантливым блогером Павлом Гладковым, он же hueviebin1. 

    Сколь велик был СССР, столь значителен был и культурно-ментальный разрыв между людьми, населяющими его разные концы. Пока в Москве и Ленинграде выпускники хваленых советских вузов грезили космическими полетами на край вселенной; пока столичная интеллигенция была озабочена поиском ответов на философские вопросы о смысле жизни, пролетарская молодежь была озабочена более жизненными вопросами: каким районом обозначить свою принадлежность, чтобы не получить от ночных хулиганов перо в бок?

Массовые побоища, зачастую превышающие тысячу человек; ожесточенные драки с милицией и погромы; культ лагерно-воровской культуры — далеко не полный перечень язв, нещадно изъедающих рабочие городки Советского Союза. Курган, Кемерово, Челябинск, Улан-Удэ, Магнитогорск, Челябинск, Казань, Новороссийск, Донбасс, Люберцы едва ли можно назвать регионами, в быт 50-70-х годов которых нашлось бы много желающих перенестись при создании машины времени. Откуда был самый известный киллер 90-х Александр Солоник? С Кургана? И отчего я этому не удивлен? Советская власть собственноручно взрастила сия уродливое дитя — она не оставила ему ни единого шанса вырасти иным. Она покрывала, закрывала глаза, потворствовала, иногда откровенно способствовала. Ведь всем известно, что в СССР ВСЕ БЫЛО ХОРОШО!

А поскольку в СССР все было хорошо, то и никакой работы с трудной пролетарской молодежью вести не было надобности. Это при том, что в таких краях в 50-70-е годы к трудным относился, без преувеличения, каждый второй подросток.

Подготовка социальных работников и педагогов, специализирующихся на работе с трудными подростками? Оздоровление условий их семейного и общественного воспитания? Профессионализация работников специальных правоохранительных структур? Усиление роли медико-психологической поддержки и коррекции отклоняющегося поведения подростков? Реабилитация несовершеннолетних с различными формами социальной и психологической дезадаптации? Строгое разграничение воспитательной и профилактической компетенции между государственными социальными службами и правоохранительными органами?

Зачем все это, если в СССР все было хорошо, а преступности не было как социального явления? А в тех «редких» случаях, когда, все же было плохо, у советской власти имелась своя методология профилактики детской озлобленности: подвал и ледяная струя из шланга. Во всяком случае, именно так воспитывали в СССР детдомовцев. Впервые про этот метод я узнал в прошлом году, когда не менее увлеченно интересовался аналогичной историей в Германии. А если точнее — реваншистскими настроениями ультраправых после объединения двух Германий. Следует ли удивляться тому, что молодежь из части Германии, оккупированной СССР, была в разы злее и агрессивнее своих сверстников из западной части? Когда я читал биографию одного из самых известных нацистских убийц Германии 90-х, я обратил внимание на такой момент: он рос на оккупированной СССР территории без родителей — детдомовец. В детском доме из-за малейшей провинности его на ночь запирали в темный подвал, в котором периодически поливали ледяной водой из шланга. Странно, чего это он таким озлобленным на весь мир вырос, и еще страннее — почему это в западной Германии таких детдомовцев не было? Может быть, причина в различиях воспитательного метода у коммунистов и либералов? Да нет, чушь какая!

А спустя буквально месяц у Дудя вышло интервью с Бардашом, которое сугубо для меня было несколько ценно, т.к. Бардаш, во-первых, патентованный гопарь, редкий кадр, дошедший до наших дней практически без эволюционных изменений, во-вторых, детдомовец, и наконец в третьих, выходец из одного из самых криминальных регионов СССР — с Донбасса. И каково же было мое удивление, когда, рассказывая о своей бытности в детдоме, Бардаш слово в слово повторил биографию того немецкого нациста: так же в подвал на ночь, так же шланги с ледяной водой и т.д. И подобное совпадение очень явственно говорит о том, что данный акт экзекуции в СССР был скорее системой, чем исключением. Такой вот, блять, Макаренко. Совок — он везде совок, будь то Германия или Россия. Детский дом и сегодня не самое из приятных заведений, но в те годы это было воплощение самых жутких ночных кошмаров, которые только можно было представить. Ребенок, переживший советский детский дом, не боялся, что к нему ночью придет Фредди Крюгер. Советские воспитатели в детских домах — вот что было страшно; вот про кого этим холеным америкашкам следовало снимать фильмы, чтоб пугать своих холеных же детишек. 

В Советское время беспризорность носила характер настоящей пандемии, и именно советский детский дом был одним из основных поставщиков кадров для уличных банд — специфическая методология воспитания способствовала.

Вот как свое счастливое детство в советском детском доме вспоминает нынешний уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев:

"Внутренняя социальная структура таких учреждений — конечно, не всех — строилась по модели отношений преступного мира и в соответствии с «зоновскими» правилами поведения. Вопросы дисциплины в детском доме отдавались на откуп взрослым ребятам, что поддерживало дедовщину и насилие старших над младшими. Были и такие случаи, когда воспитатели избивали детей, считали это правильным и необходимым воспитательным моментом.

Приведу примеры из своего детства. В дошкольном детском доме с детьми от 3 до 7 лет за любую провинность воспитанников клали на перекладину кровати и били палкой. Голыми ставили в угол на соль или гречку. Наказывали едой. Кололи руки иглой тем детям, у которых номера на одеялах отрывались. Как на зоне, у меня был номер 73, а у моего брата-близнеца — 89. Номера очень часто отрывались. Поэтому упомянутые экзекуции мы испытывали на себе не раз.

Но самый бесчеловечный «воспитательный» прием был другим, он назывался «профилактическим мероприятием» для тех, кто плохо себя вел. Выбирался ребенок, которого заставляли мазать лица других детей отходами человеческой жизнедеятельности.

Перед приездом какой-либо комиссии нас раздевали догола, осматривали на предмет синяков, чтоб мы — не дай Бог! — не сказали, что это вызвано действиями воспитателей. Когда ребенок не знает других методов воспитания, и у него нет опыта отношений любви и добра, он считает, что так и устроен мир, что это норма поведения взрослых людей. Мы, дети, привыкли к насилию со стороны взрослых, считая, что так и должно быть. И эта подмена, происходящая в сломанном сознании ребенка, — самая страшная, которую во взрослой жизни очень сложно исправить."

Ну что тут можно сказать, кроме как «спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»? Кто-то может усомниться в правдоподобности экзекуций вроде обмазывания фекалиями, но это будет говорить лишь о его грубой недооценке воспитательной советской школы. На деле же, если вникать в архивные данные, то читатель к своему ужасу может обнаружить, что данный метод — один из наиболее безобидных из практикующихся в те времена в тех местах. Кто-кто, а садисты советских воспитательных учреждений знали толк в извращениях, а потому пытки физические весьма изощренно чередовали с пытками психологическими.

По сути, советский детский дом являл собой узаконенную пыточную, где дети воспитывались в атмосфере исключительно садистически-извращенческой жестокости. Особенно зловещей эта история выглядит в свете того, что беспризорность в СССР носила характер национальной катастрофы: после гражданской войны — это 6 млн. чел; после Второй мировой за 1947–1948 годы через приёмники-распределители прошло около полумиллиона детей и подростков. И это лишь РСФСР. В 1950 году в детдомах находилось 637 тысяч детей. Очковтирательская советская система прославляла педагогику Макаренко, однако это было не более чем типичное потрясывание пиписькой перед Западом — педагогика Макаренко ограничивалась лишь красивыми строками в заумных книжках. В реальности же малограмотное население СССР на пару с ответственными органами срало на этого Макаренко дуэтом с обильностью пациентов кишечно-инфекционного отделения Боткинской больницы. В СССР сложилась такая система воспитания, что живые дети, имевшие несчастье оказаться в детдоме, завидовали мертвым. Известен даже один примечательный инцидент, когда в начале 1949 года охрана задержала у Кремля троих детей, которые бежали из подмосковного детдома «просить защиты у товарища Сталина». Они жаловались на то, что воспитатели в качестве наказания избивают их, морят голодом, сажают в карцер, обливают ледяной водой, привязывают к кроватям и даже насилуют. Ох уж этот Макаренко-затейник!

Обо всём этом власти были осведомлены, регулярно получая с мест жалобы и проводя проверки. И, конечно же, пытались бороться. И, конечно же, совершенно неэффективно. В 1959 году слухи об ужасах быта в детских домах дошли аж до Ворошилова, после чего по стране прокатилась инициированная им серия проверок детских домов. Результаты их оказались настолько шокирующими, что итоговым докладам был присвоен гриф «Секретно».

ЦК ВЛКСМ вместе с Министерством просвещения РСФСР провели проверку работы детских домов в Якутской Республике, — сообщал секретарь ЦК комсомола Сергей Павлов. — В Хаптагайском санаторном детдоме воспитывалось 58 детей с ослабленным здоровьем. Детдом находится в антисанитарном состоянии. Одежда детей рваная, грязная. Тела покрыты ранками, коркой грязи, ибо длительное время дети не мылись в бане. Воспитатели Дегтярёв, Протодьяконова, Аникина-Суханова, фельдшер Неустроева зверски обращались с воспитанниками, били детей за отказ принести дрова в квартиры воспитателей, подмести пол; ударяли детей головой об стену, выворачивали руки, поднимали за уши, били палками, поленом и ремнями. Покровская вызывала к себе в комнату воспитанниц и, схватив за голову, ударяла об стену, а зимой в 50–60-градусный мороз без рукавиц и головного убора выгоняла на улицу. Всё это делалось с ведома директора детского дома т. Егорова, кстати сказать, награждённого значком «Отличник народного просвещения.

Но это было ещё не всё. Как сообщал Павлов, председателем детского совета воспитатели назначили 18-летнего парня, которому в качестве «смотрящего» позволили делать, что вздумается. Он тут же начал открыто курить, пить, а женское отделение превратил в свой гарем. Впоследствии судмедэкспертиза выявила факт изнасилования 12 девочек, в том числе двух 10-летних. Пикантнее всего то, что до комиссии из Москвы детдом 12 раз проверяли местные чиновники, но никаких нарушений не нашли.

Похожую картину происходящего в детдомах Удмуртской АССР описывал в своём сообщении в Бюро ЦК и секретарь ВЛКСМ Владимир Семичастный:

"Детдома переуплотнены, большинство размещено в неприспособленных помещениях. Областновский детский дом размещён в деревянных барачного типа зданиях, в которых раньше был лагерь для военнопленных. Очень плохо организовано питание детей. Только в 1958 году недодано несколько десятков тонн масла, мяса, рыбы, фруктов, овощей. Так, 110 воспитанников Большеучинского детского дома более 6 месяцев не получали сливочного масла. К работе воспитателями привлекаются случайные люди. В Николо-Сюгинском детском доме работает воспитателем Павлов, в прошлом отбывший наказание за покушение на убийство. Воспитательная работа запущена. В некоторых детдомах, особенно тех, которые расположены в зданиях бывшей этапной тюрьмы и лагеря для военнопленных, широкое распространение получила игра «Татьяна пьяна…».

Если вы начнете рыться в архивных докладах и записках по данному вопросу, то почти в каждом деле будете натыкаться на сексуальное насилие — и речь не только о девочках. Полная бесправность беспризорников в стране с самыми счастливыми детьми в мире привела к тому, что в советские детские дома массово ломанулись обучать детей своему видению заветов Ильича извращенцы и педофилы (которых в СССР, как вы знаете, не было) на любой, даже самый изощренный вкус и цвет. Так дети в полной мере узнавали про знаменитую лампочку Ильича, правда не без некоторых оговорок: немного не ту лампочку, и немного не того Ильича, да еще и выглядывающую почему-то из семейных трусов заботливого воспитателя. Полагаю, что сегодняшние батюшки - это дети тех самых воспитателей. Отсюда, к слову, и садизм — весьма распространенный спутник половых перверсий. Каждый, кто испытывал потребность в легализации удовлетворения своих садистических и сексуальных наклонностей, знал, куда ему идти! В воспитатели детского дома! Благо, ввиду острого дефицита кадров (все же были инженерами, блядь, ракеты строили и заводы - Америку догоняли!) туда брали всех подряд. Детские дома стали обителью проходимцев всех мастей еще и по причине простоты их обворовывания — в этой сфере коррупция носила просто шокирующие масштабы и формы. Вся еда воровалась, а дети находились на грани истощения. Как вы помните, в СССР было проблемно с коммерческими преступлениями, но где наша не пропадала? Поэтому местным руководителям воспитатели детских домов давали взятки прямо украденной у детей едой:

В Томской области в январе с. г. привлечен к уголовной ответственности директор Зырянского детдома Игнатов и другие, всего 4 человека. Преступники расхищали мануфактуру, обувь, носильные вещи, постельные принадлежности, которые списывали, как изношенные. Всего ими расхищено государственных средств на сумму 148 тысяч рублей. Врачебная комиссия установила, что питание детей в этом детском доме было организовано плохо, вследствие чего оказалось истощенных детей 31 человек. Следствием установлено, что Зырянский детский дом в июле 1950 года проверялся заведующим сектором Томского Обл.ОНО — Юнак, который никаких злоупотреблений не вскрыл, так как в момент ревизии получил от Игнатова взятку: 80 килограммов продуктов (сахар, мед, крупу, муку), носильные вещи и комплект постельного белья.

Таким образом, советский детский дом являл собой ни что иное, как узаконенные концлагеря для детей, при покидании которых у ребенка был только один путь, и вы уже догадались, какой. В Ленинграде и Москве этих детей, как правило, не было, их по вступлению во взрослую жизнь отправляли с глаз долой для работ во все эти Магнитогорски с Горловками. И не только их. В тех же 50-х эти повзрослевшие дети встретились с другими повзрослевшими детьми, образовав с ними неплохой симбиоз...

На фото: принудительный тяжелый физический труд сирот на восстановлении Ленинграда. 1945 год. "Спасибо товарищу Сталину за..."

Они встречались с детьми рабочих-переселенцев на строительстве светлого социалистического будущего... Эти два фактора и были бомбой замедленного действия...

Изменение политической обстановки и прежде всего прекращение массовых репрессий с сокращением объемов принудительного труда, на чем, по существу, держалась советская экономика, создали огромную прореху в трудовом балансе страны, истощенной к тому же многомиллионными военными потерями. Как выйти из этого положения? Думали, думали и придумали: нужно по комсомольским путевкам набрать молодую рабочую силу и направить ее на целину и индустриальные стройки промышленных регионов, добавив к ним строительные батальоны Советской армии и лиц, мобилизованных через военкоматы для работы в промышленности.

Уже в таком наборе крылась большая опасность, ведь напряженность социоконфликтной ситуации определялась, прежде всего, массовыми миграционными потоками молодежи, вырванной из привычной среды обитания и вышедшей из-под обычного контроля семьи и локальных обществ. Там они встречались с описанными выше сиротами, из которых советская власть своими "Макаренковскими" методами взростила сущих маньяков, местными урками, и начиналось все то, что было описано в прошлой части. Именно таким образом сформировался описанный в прошлой части «Казанский феномен», по жестокости и отмороженности не знавший на тот момент аналогов.

При этом все, что получили переселенцы в замен за труд, — отсутствие элементарных удобств, а зачастую даже крыши над головой, нормальных условий труда, низкую, почти никакую заработную плату и, наконец, пустое, ничем не занятое свободное время. Еще раз: СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ. Там не было никакого досуга, да и в библиотеки эти люди не ходили... Телевизоров с компуктерами еще не существовало (вернее телики были, но массово стали появляться только в 70-х), а контент публикуемые в газетах годился разве что на подтирание жопы. Чем им заниматься в это самое свободное время, догадаетесь? Глубокая неудовлетворенность находила выход и во внутренних конфликтах, сильно разлагающих группы, и в межгрупповых столкновениях, когда выплескивалась накопившаяся агрессивность. В качестве наглядной кульминации «мудрых» решений страны победивших советов явились события в Темиртау в 1959 году. 

Туда на строительство Карагандинского металлургического завода из разных республик СССР прибыли тысячи единиц молодежи в возрасте 18-20 лет. Но и здесь не было ни достаточного числа палаток, ни элементарных удобств, не было не только белья, рабочей одежды, но и питьевой воды; отвратительно работала столовая; негде было помыться и постирать. И вдобавок, опять-таки, не был подготовлен фронт работ для такого количества рабочих рук, рабочие вынужденно бездельничали, а зарплата в результате оказывалась значительно ниже прожиточного минимума. А еще в Темиртау прибыла значительная часть бывших сирот и заключенных... Как вам такая взрывоопасная смесь? Уже очень скоро это все вылилось в знаменитое многодневное побоище с кучей трупов и привлечением армии. Печальный быт удачно накладывался на печальное прошлое многих переселенцев, что неминуемо создавало крупнейшие очаги криминалитета. И этот быт был слишком уж незамысловат. 

В этой убогой палатке ему предстояло жить и зимой, и летом. Говорят, зимой такие поселенцы дохли, как мухи, от холода. Кстати, обратите внимание на обувь Виктора. Да-да, он в лаптях. В одной из прошлых статей на советскую тему мы уже разбирали пикантный момент, которого в СССР также не было: вплоть до 50-х (и местами 60-х) в обиходе продолжали оставаться лапти. Посмотрите на эту фотографию еще раз. Кто-то удивлен, что такие города были беспросветной криминальной ямой? Кстати, милиция жила в аналогичных условиях, но об этом ниже. А если вам интересна дальнейшая судьба этого рабочего, то я вас расстрою - она была недолгой, как жизнь беспристрастного суда в России: в 1938 году Виктора расстреляли обвинив... в шпионаже. Видимо, прямиком в Берлин бегал в лаптях из Магнитогорска, выкладывать лично фюрреру великие тайны... эээ... интересно, какие тайны мог выложить мужик в лаптях? В общем, додумайте уж сами.

В таких условиях полной изоляции от внешнего мира люди пропитывались атмосферой ненависти и уголовных понятий, заводили детей, которые впитывали все это, подобно губкам, а потом разъезжались по всей стране, даруя миру новую правду — новую веру! Именно они и есть те корни 50-70-х годов, которые зайдутся лихими плодами в 80-е и 90-е. В СССР все было просто прекрасно в городах-витринах типа Ленинграда и Москвы, в целом относительно нормально было и в промышленных центрах вроде Донецка с Луганском, но вот то, что было по окраинам, не поддавалось никакому осмыслению. Во всяком случае, если смотреть из дня сегодняшнего. В промышленных центрах милиции удавалось поддерживать относительное спокойствие — во-первых, в центрах селили тех, кто получше (инженеров, например), во-вторых, у милиции был негласный договор с гопотой, который мы в прошлый раз рассматривали на примере дележки территории в Магнитогорске. А вот мелкие города были полностью под контролем банд.

В долгосрочной перспективе наиболее депрессивными в этом плане стали мелкие города Донецкой и, в особенности, Луганской области. Странным образом это все те города, о которых все мы наслышаны в связи с российско-украинским военным конфликтом наших дней: Макеевка, Иловайск, Горловка, Славянск, Ясиноватая и тд. Именно в этих городах, согласно статистике, вплоть до войны 2014 года сохранялся самый низкий уровень жизни населения, и именно они из всех славянских регионов бывшего СССР были лидерами по количеству преступлений, убийств, потреблению алкоголя и наркотиков. Если всякие Кемерово и Курганы хоть как-то смогли подтянуться к цивилизации за счет роста цен на нефть, то эти города были в составе Украины, у которой нефти нет, а стало быть, их судьба была предначертана. Эти города получили наибольший урон от отрицательной селекции. Практически каждый, кто что-то умел, мог и хотел, уехал — кто в Донецк, кто в Киев, кто в Ростов, кто в Москву, кто еще куда. Остались преимущественно те, с кем после наступления сумерек лучше не встречаться — именно они до 2014 года обеспечивали этим городам железное первое место в рейтинге самых криминальных дыр. Так что мало удивительного в том, что там с такой легкостью удалось разжечь войну, и тем более нет ничего удивительного в том, что именно в этих городах формы беспредела во время войны приняли наиболее жесткие формы. Абсолютное большинство историй про сажания на подвал, отжим имущества (и даже расстрелы целых зажиточных семей, которые, пусть и не часто, но имели место во время военных действий), массовый выпил полевых командиров хуй пойми кем (в т.ч. и в ходе передела сфер влияния) — это все вот эти городки. Не Донецк, а вот они самые.

Корни всего этого лежат все в той же Сталинской эпохе, все в том же заселении хуй пойми кем и попустительстве беспредела в советские времена. Но, что интересно — как бы жутко там не было в постсоветский период, в советские времена там было еще хуже. 

Еще при Сталине в той же Макеевке было столь невыносимо существовать, что верхушка города слала в Кремль слезные телеграммы — это, к слову, нонсенс. Как мы видели на описанном в прошлой части примере Магнитогорска и Казани, обычно партийное руководство все тщательно скрывало, дабы не лишиться хлебного местечка. А о разгуле криминалитета в Кремле узнавали либо случайно, либо из «Голоса Америки», как это было с Казанью. А здесь прямо сами катают депешу, дескать, не способны справиться — значит все совсем уж хуево. В итоге первый секретарь ЦК ВЛКСМ А.Н. Шелепин самолично добился приезда в Макеевку авторитетной комиссии из Москвы — нонсенс по тем временам. Правда, заботился он не столько о жителях города, сколько о комсомольских работниках, которые становились жертвами преступлений с удивительной частотой. О результатах работы комиссии заместитель начальника Главного управления милиции Овчинников 2 февраля 1953 года доложил в ЦК КПСС. 

Обратите внимание на то, что это еще при жизни хваленного Сталина, ни о каком вырождении совка еще даже не приходится говорить. Также в докладе говорится о поглотившей весь город масштабной коррупции, которой, как вы помните, при Сталине также не существовало.

"Данные о наличии большой преступности в Макеевке полностью соответствуют действительности. Преступность в Макеевке хотя и уменьшилась в 1952 году, но продолжает оставаться исключительно большой. За 11 месяцев 1951 года было зарегистрировано 873 преступления, за тот же период 1952 года — 698 (меньше на 175 преступлений). Преступления раскрывались милицией плохо.

Органы милиции гор. Макеевки работают много, но самотеком, аппарат их организован исключительно плохо. Милиция лишь регистрировала совершаемые преступления и очень плохо их раскрывала. Оперативной работы по выявлению рецидивистов-преступников, которые играют организаторскую роль во всей преступности, или хотя бы какого-то подобия правильной системы работы, на базе которой должно обеспечиваться предупреждение преступлений, не велось. Начальники отделений милиции лично сами слабо помогали оперативным работникам в разработке мероприятий по своевременному разоблачению преступников... Личный состав милиции как следует не воспитывался и не контролировался. В течение 11 месяцев 1952 года работниками милиции было допущено 63 серьезных аморальных проступка.

На стройках, в ОРСах предприятий, в торговых, снабженческо-сбытовых и заготовительных организациях имеют место крупные хищения и растраты, между тем за 11 месяцев 1952 года по ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР милицией было возбуждено всего лишь 11 дел на 28 человек. Она не выявляла и не предупреждала хищений и растрат, а только фиксировала их, когда они выявлялись ведомственными ревизионными органами...

Недопустимо плохо осуществлялся административный надзор за исполнением обязательных решений Исполкомов Советов депутатов трудящихся... Большинство работников милиции, в том числе и начальники отделений, не знали административных законов. В этом деле, особенно в части надзора за поддержанием общественного порядка, благоустройства и санитарии, милиция проявляла прямое бездействие власти."

Список выявленных недостатков в докладе был огромен, но комиссия Главного управления милиции объясняла, что высокий уровень преступности объясняется и объективными причинами:

"Считаю необходимым доложить особо, что обстановка для работы милиции в Макеевке тяжелая. Город с его поселками разбросан на территории свыше 490 кв. км. В связи с большой промышленностью и строительством численность населения в городе быстро увеличивается и в настоящее время достигла более 405 тыс. человек. Местность нережимная, поэтому в город прибывает много уголовных преступников после отбытия наказания в тюрьмах и лагерях, в том числе бандитов, грабителей, рецидивистов-воров и других. Только за последние два с половиной года прибыло таких лиц свыше 6400 человек. Вокруг Макеевки образовалось множество самовольных построек, так называемых «Нахаловок», которые нередко служат убежищами для уголовного элемента и беглых преступников.

Штат милиции состоит из 407 человек, в городе 10 отделений милиции, транспорта у милиции только одна автомашина, аппарат работает постоянно с большим некомплектом, не хватает оперативных работников. На 20 декабря некомплект составляет 36 единиц, главным образом рядовых милиционеров. Милиция испытывает тяжелое положение с жильем. В настоящее время не имеет квартир 70 работников. Многие из них ютятся в землянках или нанимают комнаты и углы у частников, оплачивая за них по 100-200 рублей в месяц. Комплектование милиции грамотными людьми крайне затруднено... Значительная часть вновь принятых из числа демобилизованных солдат или завозимых из сельской местности вскоре же всяческими путями стремится уйти из милиции, мотивируя низкой заработной платой и необеспеченностью жильем. Текучесть кадров милиции беспрерывна. За 11 месяцев 1952 года принято было 75 человек, уволено 76. До 30 работников не соответствуют своему назначению и подлежат немедленной замене. При такой обстановке Макеевской милиции нужна радикальная помощь со стороны центра. Без этой помощи милиция и в дальнейшем может иметь в работе большие прорывы."

Обратите внимание на то, что Овчинников пишет про проблему с грамотными людьми - это не в переносном смысле. Как мы выяснили в серии статей про хваленное образование в СССР, немалый процент обитателей подобных мест умел читать и писать весьма условно, этим в т.ч. объясняется и указанное им незнание милицией самых базовых законов и нормативов. И все же главная причина высокой преступности и плохой работы милиции в Макеевке была той же, что и по всей стране. Овчинников писал:

"Вследствие слабой культурно-воспитательной работы среди молодых рабочих, особенно в «Макеевстрое» и «Ясиноватстрое», а также из-за недостатков в организации их труда и быта многие из них самовольно уходят с производства, а затем привлекаются к уголовной ответственности. Органы милиции Макеевки до крайности перегружены работой по розыску самовольно оставивших производство и нередко вынуждены бросать на это все свои силы, в ущерб работе по охране общественной безопасности и борьбе с преступностью. В течение 11 месяцев 1952 года сбежало с предприятий Макеевки 3079 человек, из них 1981 человек милицией было разыскано, но взамен их в декабре поступили материалы о розыске новых 369 человек. На 20 декабря 1952 года скопилось в розыске 897 человек, сбежавших с производства."

Вот оно — Светлое Сталинское Прошлое, которое разгребаем и по сей день. Одна полицейская машина на многотысячный криминальный анклав. Воистину впечатляет сталинское развитие, рывок и изобилие. Следует ли удивляться тому, что на протяжении всей своей истории СССР с таким развитием был европейским лидером по количеству убийств, идя в ногу с США и уступая лишь странам Африки и Латинской Америки?

Даже в самые благоприятные годы при Брежневе и Хрущеве уровень советской преступности был выше общемирового уровня и намного превосходил таковой в Европе, как Западной, так и Восточной. Советское общество оставалось одним из самых криминальных в мире на протяжении всей своей истории - СССР был среди лидеров по кражам, разбоям и убийствам. В этом легко убедиться, сравнив данные по разным видам преступлений. К сожалению, в разных государствах под словом «преступление» понимаются разные вещи. Уголовные кодексы, точность криминальной статистки также везде разные. Поэтому я сосредоточусь в этот раз на наиболее однозначном виде преступлений: на убийствах, хотя и здесь есть разночтения. За 70 лет развития Советского государства КПСС вывела новый сорт людей — «строителей коммунистического общества». Даже в лучшие годы СССР — 60-е и 70-е — «строители» умудрялись отправлять на тот свет по 26-30 тысяч человек в год других «строителей». Много это или мало, мы узнаем при сравнении со странами загнивающего капитализма. В США в 1970 году количество убийств составляло 7,9 чел. на 100000 населения. В РСФСР… сейчас посмотрим...

Ого, ровно столько же — 7,9 чел на 100000 населения. К сожалению, по остальным странам статистику по убийствам в то же время найти затруднительно, поэтому сдвинемся к 1976 году, в котором статистика приобрела более отчетливые формы. РСФСР — 8,9; США — 8,8; Финляндия — 3,3; Канада — 2,4; Австралия — 2,0; Австрия — 2,0; Япония — 1,8; Германия — 1,3; Франция — 0,9; Нидерланды — 0,8; Дания — 0,7; Норвегия — 0,7.

Как же это так получается? В Советской социалистической России убийств ровно столько же, сколько в Америке с ее звериным оскалом капитализма? И в разы больше, чем в любом из ее европейских сателлитов? Вопрос: а точно у капитализма оскал звериный, а не у социализма? Но для полноты картины надо дополнить этот пейзаж и таким социологическим компонентом: по логике вещей, при капитализме убийств должно быть действительно больше. Во-первых, при капитализме есть что делить, так что он является питательной средой для убийств на коммерческой почве (отстрел конкурентов, и т.д.) и формирования мафиозных структур со свойственным им крышеванием (а с ним и убийствами нежелающих платить) и т.д. и т.п. Именно этим в первую очередь обусловлен всплеск убийств в России в 90-е: появилось, что делить и за что убивать. А вот в СССР с этим были большие проблемы, именно поэтому, как мы выяснили в прошлой части, там было так широко распространено уличное хулиганство с гоп-стопом: отсутствие практического смысла в организованной преступности (когда по-крупному отнимать нечего и не у кого) способствовало широкому разгулу низового уличного криминала.

Таким образом, в стране, где нет частной собственности, и вся она сосредоточена в руках государства, по логике вещей, действительно уровень убийств должен быть ниже, чем в стране с частной собственностью — ведь автоматом вылетают формы высокоорганизованной преступности, сражающейся за большие капиталы. Но при этом СССР на протяжении ВСЕЙ своей истории по количеству убийств в разы опережал Европу и шел вровень с США. И это, дорогие друзья, надо очень постараться, чтоб силами одной бытовухи и уличного хулиганства переплюнуть страны, в которых помимо этого развиты еще и типично капиталистические виды преступлений, сопряженных с убийством. 

Итак, в стране, не знавшей никаких бед и напастей, доминировало два вида убийств: во время уличного гоп-стопа (что мы разбирали в прошлой части) и по бытовухе. Как первый, так и второй практически всегда подпитываются состоянием алкогольного опьянения. Это находит свое отражение и на графике, опубликованном выше: вы можете заметить серьезный спад убийств в период 85-88 годов. Данная аномалия является прямым следствием введенного Горбачевым антиалкогольного «Сухого закона». Это невероятно, но, как видите, сработало.

Таким образом, получается, что в период правления ненавистного всеми совками Горбачева был наименьший уровень убийств за всю историю СССР. Ниже станет уже только в наши дни при... эмм... Владимире Владимировиче Путине. По данным 2018 года количество убийств в России составило 5,8 чел. на 100000 населения. Это по-прежнему очень много, особенно если учесть, что общемировая преступность также в целом снизилась: в Японии — 0,3; в Австрии — 0,6; в Норвегии — 0,5 и т.д. По данным МВД за 2019 год в России произошло 7948 убийств, или же 5,4 на сто тыс. В США — 5,0. То есть по сей день Россия остается одной из самых криминальных стран мира, уступая только странам Африки, Латинской Америки, и... канувшему в вальхаллу СССР. Даже невзирая на дикий путинский феодализм, отсутствие судебной системы и прочие издержки, вероятность быть убитым в сегодняшней России почти в два раза меньше, чем в лучшее советское время (не считая Гобрачевского периода сухого закона). Это я уже не говорю о том, что сегодня в десятки (!) раз меньше вероятность погибнуть в железнодорожной, авиационной или судоходной катастрофе (о том, сколь часты были как такие, так и техногенные катастрофы на протяжении всего периода СССР, начиная Сталиным, кончая Горбачевым, мы говорили в серии статей о катастрофах, которых в СССР «не было»). Т.е. сколь мразотным вам бы не казался сегодняшний Путинский режим, даже он в десяток раз лучше, чем режим советской эпохи.

Однако не одни лишь сироты, узники ГУЛАГа, выпускники ПТУ, переселенцы и дети неквалифицированных рабочих формировали образ советской беспросветной криминальной мглы. Были люди, без помощи которых они едва ли постигли дзен уголовного мира. Это, во-первых, ветераны ВОВ, получившие бесценный боевой опыт и вернувшиеся к старухе-родине с разбитым корытом, а во-вторых, действующие солдаты регулярной армии, роль которых в вопросах криминализации СССР трудно переоценить. Особенно если учесть, что немалая часть солдат была выходцами из этих самых слоев населения. Недаром же в те годы ходила поговорка: «Ничем не занятый солдат — потенциальный преступник». Но об этом уже в четвертой части...

promo naivny_chukcha december 25, 15:27 27
Buy for 50 tokens
Многие, наблюдая творящийся вокруг ковидоп​****ц, держатся из последних сил, уповая лишь на то, что скоро это закончится. Стадо вакцинируют, Биг Фарма получит свои миллиарды сверхприбыли и пастухи, наконец, дадут нам пожить спокойно. Так когда же закончится коронабесие? Я вас, наверное, огорчу,…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic