naivny_chukcha (naivny_chukcha) wrote,
naivny_chukcha
naivny_chukcha

Categories:

Шокирующий криминал в СССР-5: окончательное решение чеченского вопроса. Часть 1.

Предлагаю вам почитать интереснейшее исследование криминала в СССР, сделанное Павлом Гладковым, он же hueviebin1. На его странице эта статья в платном доступе. Я же предлагаю ознакомиться с этой интереснейшей статьёй бесплатно.  


Помимо криминала на протяжении всей истории СССР в пределах его границ всегда были очень широко распространены повстанческо-сепаратистские настроения — это вполне нормально для нацменьшинств, отказывающихся признавать безраздельное властвование над собой представителями титульной нации. Подобные настроения всегда и везде выливались в формирование настоящих боевых партизанских отрядов. В Прибалтике, например, это были «лесные братья», в Украине — УНА УНСО, многочисленными группировками также изобиловали Армения с Грузией, причем последние в советское время периодически организовывали теракты аж в Москве (об этом мы еще поговорим в следующих частях), цинично игнорируя тот факт, что в СССР преступности, и уж тем более терроризма, нет, а наоборот, царит атмосфера всеобщей дружбы народов больших и малых, плохих да хороших. Но особняком в этой истории всегда стояла Чечня, испокон веков являющаяся смазанной пчелиным ядом занозой, плотно засевшей в седалищном нерве империи. Если все описанные выше являлись либо романтиками, либо фанатиками, либо пламенными борцами за идеалы, то чеченская борьба за свободу как-то уж подозрительно тесно переплеталась с обыкновенным бандитизмом, причем в наиболее жестких его проявлениях и формах. И редко когда удавалось точно идентифицировать, где у них кончается борьба за свободу и начинается разбой.



Конечно же, чеченцы никогда не были теми романтиками, сердца которых разгоняют по телу кровь идеологический воззрений, а вся их сопротивленческая риторика была лишь ширмой для сугубо шкурных интересов, которые они и преследовали во время своих войн. Просто у разных народов разные представления о свободе. Свобода для тех краев — это, скорее, возможность безнаказанно грабить соседние поселения, нежели борьба за верховенство права.


Например, согласно красивой национальной традиции, редко какое восстание «против людоедской советской автократии» не заканчивалось угоном скота в сараи, людей — в рабство, и, конечно же, любвеобильным насилованием всего, что способно подавать биологические признаки жизни. А о нечеловеческой жестокости гордой маленькой народности Кавказа и вовсе ходили страшилки во все времена. И если иные партизаны проявляли жестокость во время своих вылазок разве что в отношении идеологического врага, например комиссара НКВД, то вот чеченцы были одинаково жестоки абсолютно ко всем. Понятное дело, что все люди разные, и попав в плен к одним бандеровцам, ты мог и выгрести по самое не балуйся, а попав к другим, мог получить человеческое отношение, насколько оно возможно в условиях плена. Но если ты попал в плен к чеченцам, исключения не будет — лучше умри сразу. Иначе познаешь «садиевы повести» отнюдь не со страниц романов де Сада.


Впрочем, звериная жестокость вне контекста идеологических противостояний отнюдь не чеченское изобретение, и в этом плане в свое время от чеченцев совершенно не отличались даже... эмм... чукчи. Да, реальный образ чукчи весьма далек о того, какой ему создали в фольклорных анекдотах. Чукча являл собой отнюдь не безобидное кучерявое существо, пропахшее несвежей рыбой и тюленьей мочевиной, чукча — карал, крушил и мучил! Решительно и беспощадно! Причем чукча так доебал своими чукчьими зверствами всех своих северных соседей (например, коряков), что они аж в ноги падали русским колонизаторам с мольбами «защитите от чукчей!». И даже добровольно соглашались платить колонизаторам ясак, ибо взамен получали русскую крышу.


В те годы вообще мало кто отличался сентиментальностью, а закон джунглей был прост и незамысловат, будто предвыборная программа КПРФ в 2020 году: видишь чужака — убей его и выеби его женщину. Просто, весело, сердито, увлекательно. Знали толк в развлечениях. А чем еще в те времена заниматься было, если интернет не изобрели? Это в равной степени относилось к русским солдатам, американским, к чукчам, индейцам и т.д. Байки про миролюбивых, благородных индейцев, которые под мудрым взором Чингачгука, обмотав яйца банановой кожурой, ухуяривались трубкой мира, были также придуманы в СССР, чтобы вселять в сердца советов ненависть к людоедским нравам империализма, уничтожающего все живое на своем пути. Перечислять тут все придумки индейцев для самого изощренного способа убить человека не имеет смысла — слишком кроваво получится. В конце концов, снимать скальп — не самый из гуманных паттернов поведения в отношении пленника. Кровавые жертвоприношения (больше у инков и ацтеков, меньше у североамериканских представителей), кровная месть, уничтожение слабейших племён ПОГОЛОВНО и, конечно же, вишенка на нашем торте красивых национальных обычаев и традиций — боевой и ритуальный каннибализм... Просто им не повезло, т.к. были хуже вооружены, разобщены, а многие племена также не имели гор, в которых можно спрятаться. А так да, последнего из могикан реально было жалко в детстве...


Геноцид, массовые убийства женщин и детей — все это было в порядке вещей как со стороны индейцев в отношении других племен, так и со стороны американцев в отношении индейцев. Или русских в отношении чукчей. Тот, кто читал историю русско-чукотской войны, знает о том, как чукчи терроризировали всех своих соседей, массово выпиливая их самыми изощренными способами. Также он знает о том, как уже русские колонизаторы находили для диалога с чукчами весьма креативный дипломатический подход, вешая на крюках для разделки туш их детей, женщин и стариков в назидание остальным.


Крайняя и, что немаловажно, показательная жестокость в отношении соседей, как это ни странно, в те годы являлась практической необходимостью, обусловленной основным из инстинктов — инстинктом выживания. Так уж устроена природа: не сожрешь ты — сожрут тебя. А вот чтобы охотников сожрать, тебя было не очень много, необходимо сделать так, чтобы слухи о твоей жестокости расползались по округе также широко, как мокрое пятно на брюках росгвардейца при встрече с чеченцем. Например, многие из известных людоедских племен Амазонки, Африки и т.д. на самом деле никогда не были людоедами. Они сами про себя распускали подобные слухи, чтобы никому не пришла в голову даже сама мысль о том, чтобы с ними связываться. Также в племенах была распространена следующая практика: зверски замучить несколько пленников, а одному нарочито создать условия для побега. Чтобы он сбежал и растрезвонил всюду кошмары об их жестокости — это также не способствовало желанию соседних племен идти в штыковую, зато способствовало возможности этого племени выжить.


Аналогичным образом жестокость ковалась и во время колонизации. Это происходило неосознанно, на уровне базовых инстинктов: чем выше колонизатор поднимал над селом на крюке истерзанное тело чукотского младенца, тем сильнее деморализовывал население, а вместе с тем и увеличивал шанс на свое выживание. Теперь уже многие чукчи испугаются идти на прямое столкновение, а стало быть, и у тебя меньше шансов погибнуть в бою. Те же племена, которые не проявляли должной демонстрации жестокости, обречены были кануть в мрачных закромах истории. К слову, известные своей яростью носороги с бегемотами именно за счет этого и дотянули до наших дней. По сути, все, кто сегодня живут на нашем свете — русские, американцы, немцы, поляки — это потомки самых жестоких племен, которые смогли уничтожить по ходу истории всех своих конкурентов и запугать до усрачки тех, кого уничтожить не получилось. И чеченцы в этом вопросе не исключение, с той лишь разницей, что они смогли донести эту первобытную особенность аж до наших дней, и как мы видим, значимость таких норм поведения для выживания общности трудно переоценить.


Чеченцы всегда были крайне малочисленной народностью, а стало быть, их судьба, по законам колонизаторской эпохи, была предрешена. С девятого века чеченцы (вернее, их прямые предки — нохчо) обосновались на равнинной территории Аланского царства. Поскольку чеченцев было мало, то их нахождение на весьма выгодной территории было лишь делом времени. Так что уже в 13 веке пришли монголы и всех перерезали, а немногие уцелевшие вынуждены были бежать в поисках спасения в горы. В этих горах к XIV веку они умудрились даже основать свое раннефеодальное государство со смешным названием СимСим. Впрочем, недолго музыка играла, недолго Зелимхан плясал. Только они его основали, как на лихом коне прихуярил самолично Тамерлан, грозно глянул с-под бровей и раздал всем пиздюлей, а государство разрушил до основания, загнав немногих выживших еще глубже в горы, где выжить по сути уже было невозможно. На этом бы история чеченцев и закончилась, если б не одно но: в ходе социальной эволюции они смогли приспособиться, а главное — выжить, и как раз из-за тех качеств, которые им принято ставить в вину.


Единственная возможность выжить крайне малочисленной народности в таких условиях выглядит так: каждый, кто еще способен держать в руках палку, сбивается в группу единомышленников и идет грабить проезжающие мимо караваны, заставая последние врасплох, нападая исподтишка и едиными группами. Данная специфика добычи ресурсов способствовала сильнейшему родовому сплочению коллектива, что является серьезным эволюционным преимуществом. Особенно на фоне разобщенности крупных народностей. Ведь все мы помним басню про веник и соломинку? Как ни странно, до такой очевидной истины многие северные, американские и прочие племена так и не доварили своими прохудившимися котелками, а потому к нашим дням остались лишь на страницах этнографических очерков. К тому же у многих племен были существенны внутренние распри — те же индейцы отчаянно выпиливали друг друга за право торговать с бледнолицыми, что делало их еще более слабыми перед лицом европейской колонизации. 


Именно на этой почве у чеченцев и еще ряда народностей в ходе социальной эволюции формируется потребность в будоражащей умы и шокирующей весь мир кровной мести: для атакуемой со всех сторон внешним врагом микроскопической народности, обитающей в условиях отсутствия ресурсов, внутренние распри и в особенности внутригрупповое убийство в условиях, когда каждая голова на счету, крайне недопустимы и откровенно губительны. Поэтому сформировавшаяся под влиянием внешних факторов традиция сводит практически до нуля внутригрупповую преступность. Кровная месть, конечно же, не чеченское изобретение, но именно среди народов Кавказа она получила наиболее маниакальный статус, в то время как в средневековой Европе носила чаще условный характер. По мере разрастания племени традиция начинает играть и устрашающую роль для жителей селений, оказавшихся неподалеку: теперь каждый боится убить чеченца даже в рамках самообороны, ибо наслышан о неотвратимости наказания со стороны его родственников. Нападения же на селения должны носить крайне жестокий характер (равно как и кровная месть), чтобы слухи о твоей жестокости расползлись как можно дальше от твоего ореола. Таким образом, в ходе многовековой эволюции в чеченцах сформировалась крайняя степень внутривидовой сплоченности и жестокости, а ввиду отрезанности от внешнего мира непроходимой россыпью гор, даже сохранилась до наших дней.


Поскольку главной тактикой нападения с минимализацией жертв со своей стороны является внезапное нападение со спины, причем желательно на менее многочисленную группу, то формированию внутреннего благородства такой стиль не сильно способствует, ввиду чего рассказы о хваленой кавказской чести ограничиваются разве что кавказскими же былинами. Поэтому, если ты договорился с иным чеченцем о стрелке на одних условиях, он обязательно обещание нарушит, устроив тебе подлянку. На этом, к слову, погорели все славянские ОПГ 90-х при разборках с чеченскими: они привыкли делать все по пацанскому договору, а потому верили на слово — сколь дерзкие, столь и наивные.


Подобную тактику чеченские разбойники использовали в противостоянии с Ермоловым: исподтишка толпой выскочить из кустов, убить, разграбить, для устрашения отрезать пару голов, прочитать намаз и съебаться обратно в кусты, из-за чего Ермолов даже велел вырубить все леса вдоль дорог, чтоб лишить чеченцев этого преимущества. Эту же тактику чеченцы использовали в противостоянии с войсками НКВД и, конечно же, в бандитских войнах 90-х при дележке Москвы. Именно она и помогла им нахлобучить сразу все славянские группировки и стать в златоглавой доминирующей силой.


Во-первых, пресловутая жестокость, о которой ходили легенды, ввиду чего редко какой коммерсант отваживался сказать «нет» наведавшемуся в его кабинет бородачу с интересным коммерческим предложением. «Не, ну если эти сказали — надо платить. Они звери конченые» — так обсуждали чеченцев коммерсанты лихих 90-х. Многого и не требовалось: достаточно совершить серию шокирующе демонстративных преступлений, на которые славянские ОПГ редко способны, и люди будут не в силах тебе отказать. Вот они, чудеса убеждения, а не вся та чушь, что вещают «мастера» ЛНП на тренингах личностного роста. Например, мало кто знает, что хваленый борец за независимую Ичкерию Доку Умаров в 80-х был рэкетиром и как-то с сообщниками убил целую семью коммерсанта, отказавшегося ему платить. До такого редко когда даже самые отмороженные славянские банды доходили, а потому всем было ясно: с чеченцами лучше не связываться.


Вторая причина, по которой чеченцы разгромили славян в столице, — подлость, к которой доверчивые российские уголовники оказались банально не подготовлены. Например, забивается стрелка на кулаках. Наши приезжают, как и договаривались, а вот чехи — на ножах. 1-0 в пользу гостей. К следующей стрелке наши уже подготовились и приехали на ножах... а чеченцы на стволах и, как в бородатом анекдоте, вновь вырвали очко у наших. 2-0. ОК, дело наживное — умный человек на ошибках учится, так что наши в третий раз едут уже со стволами. Казалось бы, что уж здесь может пойти не так? А оказывается, может: чеченцы не приезжают, но... звонят в милицию и сообщают о том, что по такому-то адресу собрание подозрительных вооруженных до зубов людей. В итоге приезжают менты и винтят всех славян. Увы и ах, но 3-0. Очко окончательно переходит в пользование гостей. Ну, и конечно, тот факт, что чеченцы приезжие и, в случае чего, ищи-свищи их, а вот наша братва у них была как на ладони, так что они, в случае чего, могли убить, кого угодно, и свалить в аул, в то время как наших вычислить было проще простого. В общем, выработанная за годы скитаний тактика, как мы видим, не просто так помогла им выжить в тяжелейших условиях средневекового быта. И более того, эта тактика чрезвычайно эффективна и по сей день и помогает получать максимум ресурсов при минимуме усилий. А вот нанайцы всякие такой тактики не выработали, вот и сидят по сей день в необустроенных чумах, перестукиваясь друг с другом промерзшими яйцами.


Чтобы меня ненароком не уличили в шовинизме, сделаю небольшую поправочку: конечно, далеко не все чеченцы бандиты без чести и совести. Просто у каждой народности есть особенности, к которым существенные массы этих народностей более склонны, чем представители народностей иных. Так, например, тувинцы склонны к пьянству. Не все, конечно, но все же у них эта проблема носит характер национальной катастрофы — там алкаш на алкаше и алкашом погоняет. И точно так же чеченцы куда больше других склонны к бандитизму. Не все, конечно, но стоит заглянуть в аул...


Продолжение здесь
Subscribe

promo naivny_chukcha december 25, 15:27 27
Buy for 50 tokens
Многие, наблюдая творящийся вокруг ковидоп​****ц, держатся из последних сил, уповая лишь на то, что скоро это закончится. Стадо вакцинируют, Биг Фарма получит свои миллиарды сверхприбыли и пастухи, наконец, дадут нам пожить спокойно. Так когда же закончится коронабесие? Я вас, наверное, огорчу,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment